Наталия Криволапчук: «Чтобы рассуждать о чувствах собак, нужно разобраться в причинах их поведения»

В последнее время много говорится об эмоциональном и интеллектуальном развитии животных, высказываются утверждения относительно того, испытывают ли домашние питомцы те или иные эмоции. Мы решили поговорить об этом с зоопсихологом – специалистом по системному анализу психики и межвидовым отношениям Наталией Дмитриевной Криволапчук.

Animal.ru: Наталия Дмитриевна, спасибо, что согласились поговорить на такую интересную тему - эмоции у животных. В первую очередь хотелось бы уточнить основной момент: есть ли они, эти эмоции, у наших домашних питомцев?

Наталия Криволапчук: А как же! Эмоции - это отношение живого существа к чему угодно. Главная оценка – "мне хорошо или мне плохо", а уже потом можно уточнять и определять эмоциональные оттенки.

Любое живое существо обязано питаться, а значит, оно время от времени испытывает чувство голода. Это отрицательная эмоция – отношение к неудовлетворенной потребности. И, наоборот, при удовлетворении потребностей возникают положительные эмоции: поел – стало хорошо! Простите, что говорю так сухо, но необходимо уточнить понятия.

Когда я встречаю в Интернете утверждение, будто "в психологии и неврологии нет устоявшегося определения эмоций", мне хочется посоветовать его автору заглянуть в любой энциклопедический словарь. Хотя в одном он прав: в неврологии этому понятию и взяться-то неоткуда!

Мне недавно попалась на глаза забавная публикация, начинавшаяся с цитирования гипотезы Рене Декарта о том, что у животных нет души. Автор публикации объясняет, что, по версии Декарта, звери не могут испытывать чувство боли или удовольствия, они действуют как механизмы. После этого автор делает поправку на то, что теперь ученые рассуждают по-другому, с его слов «у млекопитающих неоднократно наблюдалось поведение, будто бы вызванное эмоциями». Прошу заметить, что за истекшие со времен Декарта 350 лет взгляды ученых не так уж и изменились: существование эмоций по-прежнему вызывает удивление.

А в моей библиотеке есть книга намного более поздняя, дореволюционное издание (см. рисунок). Автор интересуется тем же, что волновало Рене Декарта и занимает умы сегодняшних специалистов. Да и говорит он об этом точно так же: есть, дескать, такие наблюдения. Так что вопрос, как видите, вечный! И понятно, почему так трудно найти на него ответ.

A.: Почему же?

Н.К.: Да по той простой причине, что даже специалисты по психологии животных (не говоря уже о любознательных непрофессионалах) считали нужным видеть только поведение, а причины его истолковывались самым произвольным образом. Для человека вполне естественно мерить все на свой аршин: "Я мог бы вести себя подобным образом потому-то и потому-то". А в науке столь вольные интерпретации совершенно неприемлемы. Представьте себе, что стало бы с физикой, если бы ученые говорили: "Наверное, электрон перескочил на другую орбиту потому, что испугался!".

Да, в отношении электрона это выглядит смешно. Но когда мы говорим о животных, мы точно так же толкуем все факты на свой лад, не понимая их собственных побудительных мотивов. Правда, в конце ХХ века в зоопсихологии появилось современное направление, которое позволяет моделировать и изучать процессы, порождающие то или иное поведение. Это мотивационная зоопсихология, главным вопросом для которой становится то, почему животные выбирают именно такой вариант поведения. А тогда и понять звериные эмоции совсем нетрудно.

Необходимо упомянуть еще об одном свойстве эмоций у животных. По их мнению, разгул страстей возможен только в случае полной неопределенности – когда не знаешь, сможешь ли удовлетворить важную для тебя потребность. А до тех пор, пока владеешь ситуацией и уверен в себе, волноваться просто нечего.

Так мы ни чуточку не переживаем, когда переходим через дорогу – мы ведь точно знаем, что делать и чего не делать, чтобы спастись от машин. Зато в клетке с тигром… ох, не дай бог такой неуверенности и такого страха!


А.: И как с этой точки зрения выглядит, например, собачья ревность?

Н.К.: А вы видели когда-нибудь ревность между собаками? Вряд ли! В их отношениях нет места этому чувству, поскольку стая строится не на нежностях по отношению друг к другу, а на разумной ответственности всех за каждого и каждого за всех. И то, что мы, люди, расцениваем на свой взгляд как ревность, продиктовано совсем другими чувствами.

А.: Можете привести примеры?

Н.К.: Их очень много, но они нередко нуждаются в отдельном рассмотрении. Возьму самый частый пример: отношение собак к младенцу.

Есть даже высокоученые тесты, в которых хозяин уделяет внимание младенцам, или чучелу собаки, которое могло лаять и вилять хвостом, или ведру с рисунком,  а то и вовсе ничего не значащему предмету. Так, например, владельцев просили общаться вслух с книгой, которая играла мелодии. Реакции собак определялись как агрессия, лай, соперничество.

Не примите за издевку, но подобные эксперименты очень напоминают мне старинный анекдот о таракане, который специалисты по методологии науки очень любят.

А.: А что это за анекдот?

Н.К.: Ученые решили проверить, чем слышит таракан. Посадили таракана на стол, постучали по столу пальцем – он убежал. А когда ему оторвали ноги и повторили опыт, он никуда не делся. Не услышал! Отсюда вывод: таракан слышит ногами!

А.: Тогда поясните, пожалуйста, что не так с этими тестами?

Н.К.: Все начинается с того, какое именно внимание хозяин собаки уделяет младенцу. Собака видит отношение к себе в каких-то значимых для нее проявлениях, причем с поправкой на человеческие видовые особенности. И в каждой семье мера отношений своя. К примеру, для собаки становится ритуалом выдача печеньки за завтраком – она будет особо пристрастна именно к раздаче лакомства. И надо всего лишь знать свою собаку, чтобы не задеть ее слишком чувствительно.


Или еще: самим собакам «обнимашки-целовашки» не нужны, но они по опыту знают, что для нас именно это служит меркой любви. Тогда собака будет добиваться того, чтобы хозяин подтвердил, что отношения никуда не девались, что они стабильны. Особенно в этом отношении отличаются некоторые породы: все терьеры, таксы, ротвейлеры, голден-ретриверы, среднеазиатские овчарки. Как видите, породы очень разные, но для всех этих собак характерна повышенная значимость стабильных социальных отношений. Это, как и все черты породного психотипа, коренится в истории породы.

Следовательно, собака стремится не отнять у ребенка любовь и ласку, а подтвердить себе, что у нее с хозяином все обстоит, как всегда. Согласитесь, это мало похоже по смыслу на человеческую ревность.

Большую ошибку делают те хозяева, кто – опять же, опираясь только на собственное разумение! – начинает "усиленно любить" собаку. Не это ей нужно! А если вспомнить, что с собачьей точки зрения избыточные эмоции свидетельствуют о неуверенности хозяина, то она, как пить дать, припишет младенцу какие-то непонятные, но неприятные качества. Разумеется, это только накалит эмоциональную обстановку.

Дальше начинаются индивидуальные тонкости. Например, больше всего чревата осложнениями ситуация бабушки и гостящего у нее внука. Далеко не каждая собака понимает, почему этот временный гость, к тому же очень ее раздражающий криками, непривычными движениями и общей бестолковостью, поглощает все внимание любящей хозяйки. Лучший выход – это объяснить собаке, что ребенок, хотя и не живет вместе с ней, так же входит в стаю. Тогда о нем надо вместе заботиться, но нельзя ни преследовать его, ни считать конкурентом за хозяйское внимание. В нашей семье это обстоит именно так – собаки будут опекать моего внука едва ли не больше, чем меня саму.


В то же время я помню случай, когда у американской кокер-спаниельки в таких обстоятельствах начались страшенные судорожные припадки. Это было то, что гарантированно обеспечивало ей внимание хозяйки. Впрочем, эта история уже относится к социальному неврозу – истерии. Заниматься такими собаками должен знающий ветврач-психоневролог.

А.: Наверное, самый интересный тест – это ревность к книге?

Н.К.: Да, тут есть о чем поговорить. Только к ревности это снова отношения не имеет.

Давайте перевернем ситуацию. Ваша собака всю жизнь играет с любимым мячиком, вы это много раз видели и знаете до мелочей, как это происходит. И вдруг мячик начинает издавать какие-то звуки, которые обычно доносятся из телевизора, а собака принимается беседовать с ним, как с другой собакой – то взлаивает, то урчит, то припадает грудью к полу, приглашая поиграть.

Что вы подумаете? Конечно, вас взволнует столь необычное поведение. Вы, чего доброго, броситесь выяснять у специалистов, все ли с собакой в порядке.

Вот и собака переживает точно то же самое. Она попросту не понимает происходящего – ведь вы столько раз на ее глазах читали книгу и ничего подобного не происходило! Что теперь стряслось? Как на это реагировать? А поскольку все непонятное ассоциируется у животных с потенциальной опасностью, то у тревожно настроенной собаки недалеко и до предвестников агрессии.


Как вы не ревнуете собаку к мячику, но беспокоитесь по другим соображениям, так и собака нисколько не ревнует хозяина к книге. При нормальных отношениях с собакой хозяин имеет право на любые, извините, придури, а собака относится к этому снисходительно. Что с этих двуногих возьмешь, если они даже ходят и едят не так, как положено!

А.: Не у Вас ли где-то описан случай с болонкой, которая кусала до крови всех молодых людей, приходивших к ее одинокой хозяйке? Это уж наверняка ревность – ведь всем известна невероятная преданность болонок хозяевам.

Н.К.: Да, я в свое время консультировала эту молодую даму. Одним из первых моих вопросов было: "За какое место собака кусает кавалеров?". Ответ был: всегда – за ноги. А надо сказать, что место укуса всегда указывает на его причину. Ноги – это территориальные мотивации, так что я уже знала, какие вопросы следует задавать дальше.

Выяснилось, что в квартире у молодой женщины имелось одно-единственное кресло, в котором обычно и обитала болонка. Перед приходом гостя хозяйка чистила кресло и предлагала кавалеру сесть именно туда. Что было делать бедной маленькой собачке, которая воспринимала это как покушение на святое – на свое логово?! А болонки, к тому же, из тех собак, кто с трудом переносит отклонения от заведенного порядка вещей. Им надо, чтобы было "все как всегда".

Так что и тут "ревность" имела вполне реальное объяснение – территориальная конкуренция. Хотя… я не только собачий психолог, я еще и обыкновенный человек. Поэтому я прекрасно поняла ошибку этой молодой дамы. И стоило организовать для болонки другое законное логово, как ревность прекратилась, будто ее никогда и не было.

А.: А как быть с ревностью по отношению к другим собакам? Такие случаи нередки.

Н.К.: Эти случаи объясняются одним из пяти обязательных свойств стаи – ее замкнутостью. Вот в этом человек существенно отличается от собаки: у человека есть семья, рабочий коллектив, более или менее близкая родня, друзья (возможно, и несколько разных компаний), а есть и просто знакомые или приятные нам соседи по дому.

У собаки такого разнообразия отношений нет. У нее есть стая, отношения в которой обладают совершенно определенными признаками. Все, кто не входит в стаю – чужаки, хотя и не обязательно враждебные. Собаки могут с кем-то и приятельствовать, но есть существенные различия в правах членов стаи по отношению друг к другу и тех, кто в стаю не входит.

Кстати, нарушение обязательных свойств стаи часто становится причиной разнообразных неприятностей. К счастью, не так уж трудно объяснить собаке, с кем мы в каких отношениях. Но это касается главным образом людей, а уж с сородичами они считают нужным разбираться самостоятельно. Они словно бы напоминают им: ты же собака, веди себя соответственно. Не бери пример с людей, они другие!

Такие мини-конфликты совсем не обязаны заканчиваться стычками, кровавыми боями, членовредительством. Знаете, что однажды сделал мой великолепный овчар Рольф, когда ко мне беззастенчиво приставал чужой ризен? Он просто взял его за шкуру на боку (ощутимо, но совершенно безвредно!) и отвел к его собственному хозяину.


А.: Получается, что у собак ревность своя, "собачья"?

Н.К.: В целом мнение о том, что проявления "ревности" отражают суть собачьих социальных отношений, на сто процентов справедливо. Но при том, что самая основа социума у собак и людей полностью совпадает, социальность человека намного разнообразнее и богаче оттенками и вариантами. Стало быть, и такие эмоции, как ревность, месть, вредность, протест надо толковать не с человеческих, а с собачьих позиций.

А.: Вот бы людям упростить свои сложности!

Н.К.: Я давно приняла для себя важное жизненное правило: "Если ситуация с людьми усложнилась и запуталась, подумай, как поступила бы твоя доверенная собака, и сделай то же самое". Я советовала это многим своим знакомым. Ни разу не пожалела сама, не пожалели и они!

Кроме упрощения, есть еще один существенный выигрыш: нормальные собаки стараются обходиться минимумом конфликтов – ведь любой конфликт всегда связан с риском.

1 комментарий
TataQ 8 августа 2014, 8:56
Большое спасибо за интересную статью! Всегда читаю Ваши статьи. Они помогают выстроить правильные отношения в семье с собакой.


Обратная связь Закрыть
От кого:
Адрес:
Тема:
Текст:
 
CAPTCHA
Регистрация на сайте Закрыть
  • Регистрация
  • Авторизация
Ник:
E-mail
Пароль
 
CAPTCHA
Символы
Логин:
Пароль